Назад

30/10/2018

Генеральный директор АНО "Университет 20.35" Василий Третьяков: "Мы учим людей, которые будут создавать новые бизнесы"

- Сейчас актуальная задача – переобучение, насыщение цифровой экономики необходимыми кадрами. В программе "Цифровая экономика" отмечается, что Университет "20.35" создан именно для этой задачи. Какие программы он предоставляет, какие у него полномочия, на что способен университет НТИ?

- Университет "20.35" появился в ответ на запрос людей, которые сегодня в профессии сталкиваются с новыми технологиями, на обучение в течение всей жизни. Причем обучение не по образовательной программе, заданному набору компетенций, а согласно потребностям, которые возникают у человека в его профессиональной деятельности. Нужно помочь человеку за минимальное время приобрести те компетенции, часто связанные с цифровыми технологиями, которые нужны ему для решения конкретных задач.

Например, при обучении представителей органов государственной власти, с одной стороны, нужны базовые представления о том, как работают современные цифровые инструменты, как строится управление на основе данных, как можно повысить эффективность управленческих процессов за счет новых технологий. А с другой - каждый из них решает свой конкретный набор задач, у каждого своя отрасль, и чтобы дать им те знания, те компетенции, которые они смогут применить, нужно для каждого собрать индивидуальную траекторию обучения, которая будет состоять из практических навыков и близкого к решаемым задачам опыта специалистов. Эти навыки и знания распределены сегодня между ведущими университетами и цифровыми компаниями, которые реализуют систему управления, основанного на данных. Например, в банковской сфере или в ритейле все, что связано с управлением на основе данных, развивается намного быстрее остального рынка, и там мы можем взять необходимые компетенции.

- То есть те отрасли, которые аккумулируют больше всего данных, становятся образцом образовательных модулей?

- Отчасти. В коммерции быстрее можно увидеть эффект обучения и применения технологий, который может проявляться, например, в дополнительной прибыли, экономии издержек. Но в сфере госуправления это не так очевидно. Соответственно, для каждого нового решения нужно собирать компетенции, экспертизу по крупицам и давать их тем командам, которые готовы работать над созданием своих решений. Для каждой команды управленцев приходится строить свою траекторию обучения и, более того, для каждого участника команды построить такую траекторию, которая даст компетенции под его роль в этом проекте.

Модель персональных траекторий обучения является сутью Университета "20.35". Мы аккумулируем все, что есть, в цифровом виде, в виде онлайн-курсов, видеолекций, материалов в сети. Одновременно люди проходят обучение оффлайн, в контакте с другими людьми. Это так называемые интенсивы. Пример такого интенсива – "Остров 10-21", который прошел этим летом на острове Русский на базе ДВФУ. Внутри него для каждого из 1000 участников была сформирована индивидуальная траектория. Университет "20.35" предложил новый подход к построению образовательного пространства - пространства, где каждый может построить свою траекторию, определиться со своей ролью в проекте, найти себе команду, соответственно, выйти в профессиональную деятельность с совершенно другой мотивацией, с другим представлением о мире и готовности к новым видам деятельности.

- Почему такая модель обучения кажется вам востребованной и эффективной? Почему вы в Университете "20.35" остановились именно на этой модели?

- Потому что она обеспечивает вовлеченность обучающихся. Потому что именно в такой модели каждый ставит себе цель обучения, понимает, для чего он осваивает тот или иной модуль, приходит на мероприятия. Потому что, как уже показал "Остров 10-21", так мы сохраняем и приумножаем мотивацию к получению новых знаний и навыков.

Конечно, доказать эффективность можно будет только тогда, когда те люди, которые пройдут у нас обучение, начнут быстрее достигать результатов, связанных с созданием новых продуктов, с новыми видами деятельности. Но уже сейчас мы видим, как меняется их отношение к деятельности, как формируются новые команды и реализуются совершенно новые идеи.

- Команды – они сами создаются?

- Университет "20.35" – это прежде всего цифровая платформа, которая помогает рекомендациями, в том числе в формировании команд. У нас есть четыре рекомендательных сервиса. Первый сервис рекомендует, в какой роли человеку развиваться, то есть кем он может стать – инженером или технологическим предпринимателем, или бизнесменом, который строит бизнес-процессы, или, например, будет лидером сообщества, которое помогает проектам развиваться совместно. Но дальше есть еще три сервиса. Второй сервис помогает людям собирать траекторию развития и дает предложения, какой модуль пройти в том или ином университете, какие онлайн-курсы взять, какую литературу почитать. Эти рекомендации выдаются каждому персонально. Третий сервис помогает людям строить команды, то есть искать тех людей, вместе с которыми, используя их уникальные качества и компетенции, можно решить сложную задачу или создать новый продукт. Этот сервис работал на "Острове 10-21", и он постоянно совершенствуется. Мы обязательно следим за тем, есть ли у команды, которую он порекомендовал создать, результаты совместных действий. Если есть, значит, те рекомендации и принципы, на которых она была построена, были правильные. Если нет, мы ищем другие.

И четвертый сервис – это рекомендации контактов. Образовательный процесс сегодня строится в большей степени даже не с помощью лекций и образовательных мероприятий, а на основе общения. Мы пытаемся предсказать, насколько эффективным будет взаимодействие людей между собой.

- Работает ли уже ваша система вживую?

- Да, сейчас идет пилотный проект с Новгородским государственным университетом имени Ярослава Мудрого. Нам интересны именно такие университеты, где много талантливых ребят с высокой мотивацией, желающих выйти за рамки своей образовательной программы. Это будущие лидеры развития региона, которых региональным вузам удалось удержать на местах. Мы вместе с вузами сегодня создаем новые условия для таких ребят, позволяя им в рамках персональной траектории получить знания и навыки от ведущих вузов и компаний, не уезжая из родного города. Мы даем студентам возможность сначала пройти диагностику, посмотреть, какие роли им рекомендованы. Они получают сильную мотивацию. Зачастую они могут не чувствовать себя будущими технологическими лидерами. Но после тестирования понимают, что могут ими стать. И дальше наша задача совместно с вузом и регионом вовлечь каждого студента в реализацию проекта. И пусть даже он не станет для них проектом всей жизни, но когда они включаются в деятельность, тогда начинают понимать, какие знания и навыки нужны в современной жизни. И приходят к нам на платформу и в свой университет с запросами на развитие тех или иных компетенций. Им становится интересно учиться, они в разных форматах – и онлайн, и в рамках, организованных для них интенсивов от ведущих специалистов, – берут от образования максимум. Повышение вовлеченности студентов - это для нас и для многих вузов сегодня самое главное.

- Хотелось бы перейти к образовательным программам, каким образом их модернизировать. Мы говорим: новые профессии, новые образовательные программы. А не получится ли так, что мы подготовим специалистов такого инновационного образца, которых экономика не в состоянии будет трудоустроить?

- Если мы будем готовить специалиста под аналоговую экономику, который придет в аналоговую компанию и займет свое место, никакого развития не будет. Если мы не заложим в студентов набор компетенций и готовность к будущему, они не смогут экономику преобразовать. И это непростая задача для университета: готовить людей, которые с одной стороны могут "встать к существующему станку", а с другой - создадут совершенно новый тип производства, где станки будут не нужны.

Мы в большей степени помогаем решать вторую задачу - учим людей, которые будут создавать новые бизнесы. Совершенно очевидно, что для этого человек должен попробовать себя в этой деятельности - стать частью инновационных команд, которые будут делать новые продукты. Сейчас, например, в этом суть нашего совместного проекта с НовГУ. С ребятами работают компании – участники рынков Национальной технологической инициативы. Например, Геоскан, который создает новые решения с использованием беспилотных летательных аппаратов. Ребята, с одной стороны, пробуют себя в роли предпринимателей, организаторов, а с другой – работают с реальным бизнесом, который уже использует технологии будущего, что позволяет выпускнику выйти в дальнейшем на рынок либо со своим субпродуктом, получив реальные заказы от этих компаний, либо трудоустроится в эти компании.

- То есть, начиная проект в Новгородском университете, вы изучили сложившиеся рынки труда, выяснили запросы существующих бизнесов на те или иные продукты или мозги, и только после этого запустили модули?

- От части эту работу делают и сами студенты в начале обучения, а модули уже подбираются в персональные траектории в соответствии с их запросом. Но при этом мы опираемся на дорожные карты рынков НТИ, что сильно упрощает задачу.

- С какими вузами вы планируете работать дальше?

- Мы собираемся сотрудничать с большим числом университетов. На НовГУ мы отработаем модель взаимодействия, дальше аналогичные проекты могут возникнуть в десятках, сотнях университетов.

Если университет понимает, что траекторию обучения студентов сегодня нужно персонализировать, что долю ответственности за образовательную программу может и должен взять на себя студент, что нам надо всем вместе приложить максимум усилий к тому, чтобы мотивация студентов, их вовлеченность в процесс обучения и ответственность за результат была максимальной, то мы, конечно, готовы работать.

- С каких факультетов, с каких курсов студенты могут присоединиться к вашей образовательной программе?

- Со всеми вузами, с которыми мы работаем или планируем работать, мы не ограничиваем перечень образовательных программ, с которых могут прийти ребята. Почему так? Потому что мы говорим про команды, а в командах нужны не только технологи, но и управленцы, и гуманитарии, и только сочетание разных компетенций из разных областей помогает сегодня создать новый продукт. Поэтому чаще всего ограничений нет, и самим ребятам это очень нравится.

- А есть вузы, которые не готовы с вами сотрудничать?

- Да, некоторые институты говорят: нет, мы пока не участвуем. Почему? Потому что для управленческой команды университета это огромный вызов –понять, что образовательная программа может быть построена совершенно по-другому, когда в основе стоят данные о вовлеченности студентов, и решения принимаются исходя из этого, а не из того, как это видят кафедры, отдельные преподаватели. Когда не ты определяешь востребованность того или иного курса как администратор университета, а это делает студент. Студенты решили не слушать курс, и его в их личной траектории развития нет.

Что мы делаем фактически? Мы говорим, что есть программа бакалавриата, например, в ней старшие два курса – мы берем оттуда, например, 30%. Эти 30% трудоемкости программы ребята должны освоить в персональной траектории обучения и работая над своим проектом. И университет дальше разрабатывает необходимые локальные нормативные документы, которые позволяет ему по-другому реализовать эту часть программы. Появляются тьюторы, появляются так называемые фиксаторы цифрового следа, которые анализируют деятельность студентов, помогают им определиться с тем, что они берут, и смотрят, чтобы этот процесс был максимально эффективен с точки зрения того проекта, который ребята делают.

- Дальше каким образом эти данные используются?

- Представьте, что в рейтинге университетов появляется показатель "вовлеченность студентов в процесс обучения". Насколько это кардинально меняет всю картину. Или, например, давайте смотреть на университет как на совокупность цифровых профилей компетенций, которые действительно получили выпускники. Вот это же очень интересно. То есть мы понимаем содержание и пониманием, что сегодня студенты делают в университете, какой реальный опыт они получаются за годы обучения. И часть этих студентов уже в вузе будет биться за создание своего реального продукта, выйдет с ним из университета, а значит преодолеет самый сложный этап своего развития и развития бизнеса в университете, где цена ошибок минимальна. Это самое интересное, что может быть.